Это место можно назвать, пожалуй, одним из самых таинственных в мире – таким количеством легенд и преданий оно окутано. Но специалисты утверждают, что страшилки не имеют под собой оснований, выдумывались, чтобы отпугнуть незваных гостей. Ведь «Город мёртвых» в Даргавсе – некрополь, а к памяти предков на Кавказе всегда относились с особым почтением.

Фото - Марина Тимченко

Возвращение к матери-земле

«Город мёртвых» находится на возвышенности в котловине живописного Даргавского ущелья. Является филиалом Северо-Осетинского национального музея. Верхняя часть, расположенная на хребте, где сконцентрировано наибольшее количество усыпальниц, признана памятником истории и культуры федерального значения.

Сооружения выполнены в соответствии с древними склеповыми традициями Осетии. Такие могильники строились во всех селениях. Но, как правило, количество усыпальниц в одном населённом пункте не превышало десяти. В большинстве селений - по одному-двум склепам.

Но Даргавс в определённый период своего развития был очень густонаселённым местом, центром политической и общественной жизни. Поэтому местный некрополь поражает, прежде всего, своими масштабами. По разным оценкам, здесь насчитывается от 95 до 97 склепов.

«Это самый крупный некрополь среди фамильных усыпальниц и мавзолеев Кавказа. Имеющиеся здесь сооружения датируются XV-XVIII веками, - рассказывает гендиректор нацмузея Батраз Цогоев. - Мавзолеи рассчитаны на захоронение ближайших родственников».

Традиции памяти

По словам Батраза Цогоева, Даргавский некрополь – отголосок аланского царства. Катакомбные погребения характерны для алан. Где бы они ни жили, спустя столетия их везде идентифицируют по обрядам захоронения. На Кавказе из-за малоземелья и перенаселённости сформировалась традиция мавзолейного строительства фамильных усыпальниц. Сооружали специальные комнаты для погребения, сверху формировали холм. Под такими курганами и хоронили своих предков. Катакомбы символизировали вечный дом. Считалось, что при погребении человека возвращают матери-земле.

При этом с собой умершему клали всё, что ему могло понадобиться для дальнейшей «жизни» в другом мире.

– Религиозное мировоззрение наших предков предполагало, что после смерти человек попадает в загробный мир, точно такой же, как этот. И ему нужно там иметь всё то же самое, что и здесь. Поэтому с ним вместе хоронили коня, клали в усыпальницу посуду, еду, одежду и амуницию. Перед покровителем царства мёртвых умерший должен был появиться при полном параде – в самом лучшем своём наряде и при оружии»

Батраз Цогоев, генеральный директор национального музея

Со временем ритуалы упрощались. К примеру, коня перестали хоронить вместе с умершим, а посвящали ему, разыгрывая как главный приз на скачках в честь покойного. На ухо жеребцу ставили особую метку и его нельзя было купить или продать – знак свидетельствовал о том, что животное принадлежит царству мёртвых.

Хоронили себя сами

Выбор места для некрополя на возвышенности объясняется просто. Земли на Кавказе не хватало во все времена. Особенно в горной части Осетии в период перенаселения. Каждый клочок стремились использовать для сельскохозяйственных нужд. Доходило до того, что цена земли определялась стоимостью лежащей на ней коровы.

Поэтому для строительства усыпальниц выбирали только непригодные для сельхозработ участки – малодоступные и неплодородные.

Кроме того, места захоронений должны были находиться через реку от поселения. Водная преграда была символическим рубежом, отделявшим мир живых от царства мёртвых. Это убеждение перекликается с мифами о реке Стикс.

«Город мёртвых» всем этим требованиям к расположению некрополей полностью соответствует. Исследователи обнаружили в нём склепы трёх видов – надземные, подземные и полуподземные. Некоторые сооружения накрыты пирамидальными четырёхскатными крышами, некоторые - двускатными. Устройство фамильных склепов определялось статусом семей, которым они принадлежали.

Много преданий связано с ролью «Города мёртвых» во время массовых эпидемий. Из них следует, что во времена мора заболевшие сами уходили в склепы, надев на себя заранее погребальные одежды. Таким образом они защищали от заражения других жителей селения.

Некоторым удавалось выжить, и они возвращались из «Города мёртвых» в селение. Доподлинно известно об одном таком факте.

Больше чем некрополь

В некоторых склепах – несколько ярусов. Иначе поместить в небольшом сооружении всех представителей одной фамилии было невозможно.

Сухой воздух, отсутствие подземных вод, наличие кровли, защищающей от попадания влаги внутрь во время дождей, а также хорошая продуваемость помещений создавали особый микроклимат и способствовали мумификации останков.

Когда-то входы в склепы были закрыты деревянными ставнями, но со временем они превратились в труху и заглянуть внутрь мог любой желающий. Сейчас руководство музея склоняется к мысли вернуться в прежнему варианту из-за актов вандализма.

«Создадим рядом экспозицию – масштабный макет склепа в разрезе. Посетители смогут познакомиться с разными вариантами погребения, которые с течением времени менялись», - говорит гендиректор музея.

Но менялись не только способы захоронения. Поэтому для исследователей Даргавский некрополь – гораздо больше, чем крупнейший на Кавказе могильник. Здесь учёные получили широкий культурный срез, много рассказавший им о жизни предков современных горцев.

«В этих склепах собран самый ранний материал о происхождении национального костюма, который мы сегодня называем черкесской, говорит Цогоев. - Такой материал встречается уже в слоях XVI века. Стандартный набор традиционного одеяния - с кафтаном, нагазырниками, высокими папахами и кинжалом».

Научные изыскания в Даргавсе продолжаются и дают исследователям новый материал для работы.

Как найти

«Город мёртвых» находится в 30 км от Владикавказа, время в пути по горным дорогам составляет 2-3 часа. На общественном транспорте можно добраться до расположенных рядом селений Джимара и Кармадон. Более комфортный вариант – в сопровождении местных гидов, на принадлежащих им внедорожниках.

 

Комментарии